От Юмора до Лирики – Мой Первый Творческий Вечер

Друзья! Приглашаю вас на мой первый творческий вечер в Мельбурне.

Буду читать юмористические и лирические рассказы, а моя мама и член Союза Писателей Москвы, Мила Вечёркина, поделится последними стихами.

Приходите! Будет тепло и душевно!

Заказ билетов по ссылке: trybooking.com/TPMP

При заказе билетов до 22 января – скидка!

Advertisements
Categories: Ценности, Чувства, рассказы, стихи, юмор, Uncategorized | Tags: , , , , , , , | Leave a comment

Из Жизни ЗОЖников

Мама, папа, я – спортивная семья. Только мама – это я, папа – мой муж Ави, а детей целых двое. И все мы дружно решили заняться спортом, потому что спорт – это жизнь, а на диване места становится все меньше.

К этому умозаключению мы пришли вчера после сытного ужина. Ведь до ужина о спорте и похудении думают только максималисты. А мы не привыкли бросать дела на полпути. Сначала доели котлетки с жареной картошечкой, допили чай с медовиком, а уж потом задумались о физ. нагрузках.

Идея со спортзалом отпала сразу. Туда ходят одни качки и любители селфи. Бассейн показался слишком мокрым, на танцы живота муж записываться отказался категорически. И тогда наш сын Йося предложил кататься на велосипедах. Тут и спорт, и семейное время, и сплошная польза для здоровья.

А ведь правда, велосипеды у нас есть. Мы их купили еще лет пять назад на большой распродаже, два по цене трех, жутко выгодные.

Года полтора велосипеды ждали своего часа в коридоре. Обычно их час наступал глубокой ночью, когда кто-то вставал попить водички и спросонья натыкался на руль, роняя и себя и сам велосипед под звуки родной речи.

Поэтому, в целях самообороны, мы перенесли их в подъезд и спрятали под лестницей. С одной стороны, уже на шаг ближе к улице, а с другой – не так сильно мозолят глаза. Ну а то, что соседи вскоре заставили наши велосипеды колясками, коробками и всяким очень нужным хламом, уже се-ля-ви.

И вот вчера о великах вспомнили. Не успели мы согласиться, сын побежал счищать с них паутину, дочка Ляля где-то раздобыла аж четыре шлема. Муж оживился и раздобыв насос, вышел во двор подкачать колеса.

А тут еще, как назло, летний вечер и не дождинки. Я вздохнула и принялась натягивать розовый шлем с Дюймовочкой.

«Вот и я скоро стану Дюймовочкой», успокаивала себя я, пытаясь застегнуть шлем у зеркала. Застежка жала и выскальзывала. Тернист путь спортсменки, но раз уж решила, то поползу до конца.

С этими мыслями я вышла на улицу, столкнувшись с нашим соседом Джеймсом.

– Не поздно собрались? – спросил он.

– Свежий воздух помогает лучше уснуть, – подмигнула я и почувствовала гордость за собственную настойчивость на пути ко здоровому образу жизни. А ведь могла сбежать домой и спрятаться за корзиной стирки.

Сосед высоко поднял брови и пряча улыбку, пожелал нам хорошей прогулки.

Но вдруг Ляля вспомнила, что забыла дома ветровку. Ави махнул рукой и сказал, что и так нехолодно, но разве я могу позволить ребенку замерзнуть в +22?

Муж протянул дочке ключи, она юркнула в квартиру и через минуту выбежала обратно, захлопнув за собой дверь.

– Ну мы уже можем ехать? – нетерпеливо спросил сын, запрыгивая на велосипед.

– Сейчас, только ключи уберу, – сказал муж. – Ляля, давай их сюда.

– Ой! – вскрикнула дочка. – Я, кажется, их оставила дома…

Повисла пауза. Муж посмотрел на меня, и прочитав мои хаотичные мысли, произнес:

– Так. Где твои ключи? Тоже дома?

Я медленно кивнула. А зачем было тащить с собой мою совсем неспортивную сумку? Вот если бы мы пошли в поход, тогда да. Чего только в ней не найдешь – и косметику, и зеркальце, и недельную провизию для среднестатистической семьи. А на днях, к примеру, в моей сумочке, откуда-ни-возьмись образовался разводной ключ… но я отвлеклась.

– Ясно, – отрывисто сказал Ави. – Тогда надо ехать к маме. У нее запасная пара.

– Была… – уклончиво заметила я, опустив глаза.

– А куда же она могла деться? – нахмурился муж.

– Ты понимаешь, дорогой, дело в том, что на прошлой неделе я тоже случайно захлопнула дверь… пришлось съездить к маме… а обратно отвезти ключи я еще не успела. Но ты не волнуйся. Мы сейчас что-нибудь придумаем, – чересчур бодро сказала я.

Смеркалось. Зажглись первые фонари. В голове не было ни одной дельной мысли.

Ну кроме воспоминаний о весенних поездках на дачу в Клязьме лет двадцать с хвостиком назад, когда мы с папой и дедом отправлялись в Подмосковье открывать сезон.

Мы ехали по чавкающим после дождя ухабам, полные планов разобрать двор от листьев и вновь растопить печку. По дороге мы заезжали на рынок, покупали изумрудный лучок и молодые помидорки с «пимпочками»…

А потом, у ворот дачи, начинался традиционный экшен.

– Вадик, давай ключи, – говорил дед.

– Так ведь они у тебя, папа, – из года в год отвечал отец.

– Не может этого быть! – задумчиво произносил дед, начиная проверять карманы. – Я был уверен, что они у тебя.

– Значит, опять вся надежда на Лину, -смирившись с судьбой, говорил папа.

Затем он заходил во двор, находил самую хлипкую форточку, открыть которую не составляло особого труда, а затем подсаживал меня на плечи и отправлял внутрь.

«А как попасть в приличный дом, а как попасть в приличный дом, а только через форточку…»

– Лина, ау, ты слышишь меня? – громко спросил Ави. Он весь вспотел, пытаясь открыть балконную дверь. Тщетно. – Я говорю, что вся надежда на Йосю. Если он сможет пролезть через форточку, мы попадем в дом. Пойди попроси у Джеймса лестницу и гвоздодер.

Я было хотела спросить зачем нам гвоздодер, но увидев лицо мужа решила, что любопытство излишне.

Вооружившись гвоздодером, Ави взобрался на стремянку и начал выковыривать металлическую сетку под форточкой. Затем посадил на плечи Йосю, который по-геройски полез внутрь. Моя школа…

– А что если я застряну? – испуганно спросил сын.

– Это только в мультиках так бывает, ты же не Винни Пух! – натянуто улыбнувшись, пообещала я, а сама зажмурилась от страха и сжала дочкину руку.

… Закончилось все хорошо. Йося смог забраться в квартиру и впустить нас следом. Мы оставили велосипеды под лестницей и сели на диван отдышаться.

Конечно, велосипедисты из нас получились средненькие, но муж – чем не тяжелоатлет? А Йося – замечательный скалолаз. Ну а мы с Лялей – группа болельщиц. Ведь каждому уважающему себя спортсмену в жизни нужна поддержка… и шоколадка. С орешками.

Categories: Семья, рассказы, юмор, Uncategorized | Leave a comment

Таксист

1.jpg

На дворе стояла нью-йоркская зима 2005-го. Мне было 19 c копейками. Вот уже три месяца я жила в бруклинском районе Краун Хайтс, в “бейсменте” с подружками, училась в институте, гуляла по музеям, а по утрам покупала себе кофе в бумажном стакане с крышечкой – совсем как взрослая. 

Теперь же, когда меня пригласил на свидание молодой человек из самой Австралии, все изменилось. Его звали Ави или Авраам… он приехал в Америку недели полторы назад, а больше я о нем ничего не знала. Но очень хотела узнать.

Continue reading

Categories: Любовь и дружба, Чувства, рассказы | Tags: , , , | Leave a comment

“Пока не поздно, одумайтесь!”

111.jpg

В ноябре 1938-го, в Германии бушевали погромы “Кристалнахт”.

Озверевшая толпа, вооруженная кувалдами, била витрины еврейских магазинов и синагог, грабила школы и больницы, втаптывала в грязь и поджигала свитки Торы.

Густой, черный, едкий дым поднимался к небу.

Погромщики врывались в квартиры и убивали сотни, толком не успевших проснуться людей. С уютных, ухоженных европейских балкончиков, на мостовую падали безжизненные тела детей.

Полиция самоустранилась и не мешала процессу.

Эта страшная, долгая ночь не завершилась с восходом солнца. Осколки стекла хрустели под ногами тридцати тысяч невинно арестованных и сосланных в концлагеря…

Мир молчал.

И правда, если бьют не твои окна, стоит ли вмешиваться?

Стоит. По крайней мере, так считал лидер австралийских аборигенов – Уильям Купер. И его не смущало, что жил он за десятки тысяч километров от Германии, – в жаркой Австралии, – практически, на другой планете.

6 декабря 1938-го, Уильям, в сопровождении единомышленников, пришел в посольство Германии в Мельбурне, чтобы выразить ноту протеста и осудить варварское отношение к евреям Германии. Он требовал поддержки представителей мировых держав и надеялся, что кровопролитие еще можно остановить.

“Ведь все мы – люди!” – до хрипоты кричал Уильям под окнами посольства. “Пока не поздно, одумайтесь!”

Уильяма обсмеяли и не пустили на порог. Единогласно принятое “окончательное решение еврейского вопроса” запустило мясорубку Холокоста, и мнение аборигена, которому, почему-то, больше всех надо, не могло никого остановить.

Это был единственный частный протест против преступлений “Хрустальной ночи” в мире.

Прошение Уильяма Купера ждало своего часа целых 79 лет. Лишь 8 ноября 2017-го, его внук Альфред Тёрнер, смог передать письмо деда послу Германии в австралийском посольстве в Берлине.

В торжественной обстановке, в присутствии дипломатов, и под прицелом фотографов и журналистов, было сказано немало слов о важности солидарности, дружбе народов и восстановлении исторической справедливости.

Уильям не дожил до этого дня. Не дожили и миллионы сожженных в крематориях.

Только “рукописи не горят”… и дела людей с большой буквы.

 
Categories: Австралия, Ценности | Tags: , , , , | Leave a comment

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: