Ида. Рассказ


old people are cuteТрамвай остановился у здания дома престарелых без пятнадцати восемь. На табло загорелась зеленая надпись «В Университет».

Перебежав дорогу, группка студентов с увесистыми рюкзаками, хохоча, влетела в трамвай перед самым закрытием дверей. Трамвай задорно звякнул, моргнул фарами и, чуть оттолкнувшись, покатился за поворот.

Ида наблюдала за ним, держась за ненавистный металлический ходунок, отдающий холодом. Каждое утро она гуляла поблизости дома престарелых, и любила наблюдать за искрой юности, летящей навстречу новому. И как хотелось Иде освободиться от наручников времени, отбросить ходунок и легкой стопой вбежать в трамвай, уехать в прошлое и вернуться в мир идей, новаторства, желанья поменять мир и доказать ему собственную важность…В мир, не обремененный рутиной, выживанием и нелюбимой работой. В мир легкой влюбленности в саму жизнь.

Ида закрывала глаза и, тяжело дыша, вспоминала, как много лет назад, еще совсем юной девочкой, играючи взбиралась на кромку тротуара, стараясь не потерять баланс. В те моменты, она представляла себя юной акробаткой, которую вместе с папой видела в цирке на Николаевской. В семь лет все казалась возможным.

Облизнув высохшие губы, Ида поворачивала и медленно шла обратно в Дом. Начинался новый день, увы, ничего не суливший.

На часах было девять. Жители Дома заканчивали завтрак и, опираясь на ходунки и палочки, шли в большую залу, где играли в карты, домино, и столь нелюбимый Идой бинго. Эти потуги на интеллектуальное времяпровождение назло болезням, морщинам и инвалидным креслам, раздражали Иду. Отгородившись от остальных горшком с карликовой пальмой, она привычно доставала потертый томик Зингера, и погружалась в чтение.

Дина не звонила уже вторую неделю. Да, конечно, всему виной разница во времени с Нью-Йорком, хлопоты с малышом Джошем правнуком Иды, и опять же подготовка к Дининому шестидесятилетию…

Она понимала. Но все же было бы неплохо услышать голос единственной дочери, так некстати укатившей в Америку, после того как мать, оставив пост директора фабрики и скомкав собственную жизнь, перебралась в свободную Австралию для счастья дочери в конце семидесятых.

Приглушенно играла музыка из репертуара сестер Берри.

– Ну что вы такая неулыбчивая, Ида Марковна? – спросил подошедший Зяма, сутулый сосед Иды в очках с коричневой роговой оправой, изрядно перевязанной темно-синей изолентой. – Посмотрите кругом: светит солнце, соловьи поют серенады своим дамам сердца… Боря уже в четвертый раз обыграл Гришу в дурака

Ида оглядела его клетчатую рубашку, залысины, родимое пятно на впалой щеке.

– А вам, Зиновий Исаакович, все шутки шутить. Лучше расскажите как там ваша астма?

Зяма почесал острый, колючий подбородок и широко улыбнулся.

– К чему нам, как каким-то старикашкам, обсуждать болячки? Б-г с ней, с астмой, лучше поговорим о Зингере… вот ведь кто умел поймать время и передать всю сущность человеческой души, таким простым, но вкусным языком.

– Вы читали Зингера? – искренне удивилась Ида, приподняв бровь. Но когда вы успели, со всеми вашими шахматными турнирами, дискуссионным клубом для молодежи за восемьдесят, и общением в Интернете?

Зяма придвинул стул и сел рядом с Идой, опираясь на палочку.

– Вы совершенно правы, Идочка Марковна, Интернет— это величайшее изобретение человека, сказал он, глубокомысленно подняв палец к небу. – Благодаря ему, я узнал как выглядит мой дом в Кривом Рогу.

– И как же?

У Зямы засияли глаза.

– Вы не поверите! Он совершенно не изменился за все эти годы. Все тот же сломанный замок на воротах… И сквер с зелеными скамейками. Ох, сколько заноз мы там ловили мальчишками! И даже пробоина в заборе, все там же, да…

Зяма резко закашлялся и вынул из кармана мятый носовой платок.

– Через нее я убегал от отчима ребенком, а потом и от мамы на первые свиданки.

Ида усмехнулась и поправила сползшие на нос очки.

Мдааа, свидания это важно. Только о них в нашем с вами возрасте, Зиновий Исаакович, уже и вспоминать-то неприлично.

В залу вошел высокий, широкоплечий, бородатый мужчина лет тридцати. За руку он вел шестилетнего русого мальчика с огромными голубыми глазами.

Их сразу заметили сидящие у окна шахматисты Гриша и Боря.

Мишаня, Яшкавус махсту*? Айда к нам! У нас тут целое сражение! – помахал рукой Гриша.

Отец и мальчик подошли ближе.

– А вы, дядя Гиршл, никак не начнете меня Мойше называть, а ведь это имя я взял в честь деда! – в шутку надувшись, сказал отец мальчика.

– Мойше-Шмойше… я тебя помню еще меньшим пацаном чем твой Яшка; подумайте только, он мне Грише Шильману будет рассказывать! Для меня ты Миша и хватит спорить со старшими! Может, у меня сейчас давление подскачет! Боря, ты готов? Сейчас будет мат!

Боря оторвался от доски и подмигнул мальчику:

– Ты посмотри, он меня пугает! Но, как грицца, броня крепка и танки наши быстры! Вам, Грицько, предстоит полная капитуляция!

Раз в неделю, Мойше заканчивал работу пораньше, и захватив сына-первоклассника, приезжал в Дом, где числился волонтером-водителем для русскоязычной группы жителей, желающих выезжать за пределы дома престарелых. Они выбирали маршрут и отправлялись в парки, музеи, магазины – подальше от рутины, медсестер и приема лекарств.

Руководство Дома выделяло для поездок небольшой микроавтобус, и пристегнувшись покрепче, жители Дома выезжали «покутить» с ветерком и русскими шлягерами, специально привезенными Мойше из последней поездки в Россию.

– Ну что, Ида Марковна, «поедем красотка кататься»? – спросил Зяма, пригладив редкую челку.

– Вот еще, какие прогулки, исключено! – отозвалась Ида, демонстративно открывая книгу. – Каждый раз кто-то из вас-гулён простужается, и потом сиди в своей комнатушке, пережидая ваши ангины. Я уж лучше почитаю тут, пока никто не мешает.

Зяма вздохнул.

– Ну, пожалуйста, всего разочек. Мне с Вами надо посоветоваться о чем-то очень важном!

Ида была заинтригована, но вида не показала и деланно зашелестела страницами. Выдержав паузу, она все же спросила:

– А что Вам мешает сделать это здесь? К чему интриги и никому не нужный маскарад? Я вас внимательно слушаю.

Зяма придвинулся поближе и быстро прошептал Иде на ухо:

– Нет, тут никак нельзя! Нас могут услышать эти сплетницы со второго этажа, и потом скоро будет физиотерапия — оно вам надо? Лучше уж на свежий воздух!

Ида слегка улыбнулась, поправила воротник и медленно поднялась.

– Ну хорошо, физиотерапию можно один разочек прогулять. Вы и мертвого уговорите!

– Вот это другое дело. Улыбка у вас обворожительная! – сказал Зяма и галантно открыл дверь, перед Идой.

Тем временем Мойше подогнал микроавтобус к дверям Дома, а Яша встал у входа, приглашая всех желающих отправиться в путешествие.

Мотор заревел, стерео запело голосом Шуфутинского, и приоткрыв окна, компания выехала за территорию Дома.

– Молодец, Мишаня! Но что за колонки у тебя, ничего не слышно! Сделай погромче! Я под эти песни отплясывал еще в Одессе, сказал Гриша, хлопнув в ладоши.

Солнце согревало город последними лучами австралийского лета. Легкий ветерок влетел в салон, принеся с собой аромат эвкалипта. Дорога была свободной и микроавтобус споро направлялся в сторону Элвудского пляжа.

– Ну вот, на пляж. Теперь меня обязательно продует, ворчала Ида. – И зачем я согласилась на вашу авантюру?

Сидящая справа от Иды, Лида Моисеевна, поправила широкополую соломенную шляпу и рассмеялась, блеснув золотым зубом.

– Затем, что человек живет пока соглашается на авантюры. Посидим на лавочках, подышим морским воздухом… В картишки перекинемся, мороженку поклюем. Какие наши годы?

– Какое еще мороженое? – нахмурилась Ида.

– А вот какое! – радостно отозвался Яша, доставая из-под сидения переносной мини-морозильник. Вы какое больше любите, тетя Ида, ореховое или шоколадное?

– Шоколадное, конечно, – кивнул Зяма.

– А Вы откуда знаете? – удивилась Ида.

– А он за тобой давно наблюдает, Марковна. – захихикала Лида. – Эх, молодежь!

Ида внимательнопосмотрела на Зяму. Он не отводил глаз и тепло смотрел на нее.

Замелькали вереницы пальм, заблестел песок у кромки аквамариновой воды.

– Приехали!– заверещал от восторга Яша. – Пляж!

– Станция Вылезайка, кивнул Мойше, открыв двери. Затем он помог старичкам выбраться наружу.

Расположившись на прибрежных скамейках, Гриша и Боря тут же раскрыли деревянные шахматы и выстроили фигуры. – К барьеру! – скомандовал Боря.

Яша строил песочный замок, под руководством сидящей рядом Лиды Моисеевны. Мойше разносил мороженое.

Зяма и Ида не спеша прогуливались вдоль берега. Ветер развевал Идины кудри, непослушно выбивающиеся из тугого пучка.

– Зиновий Исаакович, так все же, объясните мне, о чем вы там собирались со мной посоветоваться? И что за глупости болтала Лида Моисеевна?

Зяма вздохнул и поправил очки.

– А не сбросить ли нам обувь? Песок такой теплый,– вдруг предложил он, но взглянув на Идино лицо, запнулся. – Шучу, шучу. Пожалуй, присядем, Идочка.

Они сели на облезлую деревянную скамейку у кромки воды. Зяма долго смотрел на волны, словно пытаясь разглядеть кого-то вдали.

Она украдкой смотрела на него — сутулого, лысоватого, такого смешного… Но не умея выдавать своих чувств, она держала деланную улыбку, ту самую за которой пряталась последние семьдесят лет.

В глубине душе, ей хотелось вскочить с этой скамейки, обнять его и сказать, что она тоже о нем думает и знает, что он любит крепкий чай с двумя кубиками сахара и ломтиком лимона; и что он до сих пор укрывается старым, привезенным из Кривого Рога коричневым в клетку пледом… Но какая разница, что она там знает… ведь им уже не под силу что-либо изменить… жизнь прожита, и кто знает, может быть им вообще осталось два понедельника… Вот если бы они встретились лет на шестьдесят раньше, то тогда, конечно… А тут… уже не о чем говорить.

Мимо скамейки вперевалочку прошли две чайки. Они с интересом посмотрели на Иду с Зямой и взмыли ввысь.

Ида деликатно откашлялась и сказала:
– Я Вас слушаю, Зяма.

Зяма отряхнул накатившие мысли и посмотрел на Иду усталыми глазами.

– Ну наконец-то не «Зиновий Исаакович». Я так долго ждал, когда ты назовешь меня просто Зямой.

Так я ведь из чувства глубокого уважения к Вам…

– Ко мне. И ну его, уважение это. Меня, знаешь, сколько народа уважало, а любили единицы. Ида, ты знаешь сколько мне лет?

– Восемьдесят шесть. С половиной, мгновенно ответила Ида, глядя под ноги.

Зяма кивнул и аккуратно взял Иду за руку.

– А тебе восемьдесят пять. У нас хорошая разница. Но только при условии, что ты перестанешь тратить время на все эти условности. У нас его не так много осталось…

Ида задумалась.

– Ты действительно думаешь, что это возможно? Что мы не станем посмешищем? В дом престарелых приходят умирать, а не влюбляться на старости лет. Кто знает, может быть завтра я сойду с ума.

Ну, только если от любви ко мне, такому молодому и красивому кавалеру, рассмеялся Зяма и веселые огоньки заиграли в его карих глазах.

По мне так вы оба сумашедшие офн ганцн коп!*– раздался сзади хриплый голос Бори. – Давайте быстрее целуйтесь и поехали, а то к обеду опоздаем!

Ида резко обернулась.

Так ты подслушиваешь, старый сплетник! Ну я тебе задам!

– Ничего я не подслушиваю! Просто есть очень хочется, забурчал Боря и на всякий случай побыстрее засеменил в сторону микроавтобуса.

Зяма легко приобнял Иду за плечи.

– Отпускай, отпускай, Ида… Это все не стоит твоих переживаний.

Ида молчала.

– А теперь сними обувь.

– Зачем? А если поранюсь какими-то осколками?

– Снимай, я тебе говорю. – безапелляционно сказал Зяма. – Ты должна хоть немного пожить.

Ида медленно сняла свои бежевые ортопедические туфли на липучках. Зяма тоже сбросил сандалии.

Пойдем. Песок, правда, мягкий и теплый. Я буду тебя поддерживать.

Соленый воздух наполнял легкие, и барашки нестареющих волн искрились на солнце под шум прибоя.

Advertisements
Categories: Иммиграция, Любовь и дружба, Семья, Ценности, рассказы | 1 Comment

Post navigation

One thought on “Ида. Рассказ

  1. Pingback: Продажа интернет магазинов

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: