Флакончик воспоминаний


Моя четырехлетняя Лялечка сосредоточенно смотрит в зеркало, в котором показывают маму – то есть меня.

Мама красится перед работой по системе «бекицер»: в одной руке тушь, в другой румяна, рот по непонятной науке причине приоткрыт – в общем, не спрашивайте.

Часы работают против мамы, и вот она опустошает содержимое косметички в раковину в поисках затерявшейся помады, но Лялю утренняя суматоха ни капельки не смущает.

– Мамааа, – чуть нараспев начинает она, – а когда мне будет пять, мне уже можно будет краситься помадой?

Чуть не подавившись карандашом для губ, я собираю в кучку редкие мысли и отвечаю, что пять это, наверное, рановато, и что мне вообще было целых пятнадцать когда я начала подкрашиваться. Ну может, четырнадцать.

Ее губки начинают дрожать; в глазах непростительная обида.

– Пятнадцать – это очень долго. В пятнадцать я уже буду как бабушка… – горько подмечает Ляля, прижимая к себе плюшевого зайца.

Кое-как задобрив дочку конфетами, я задумалась… А сколько же мне было на самом деле? Ну допустим, в тринадцать начались официальные курсы боевого раскраса. Но ведь и раньше, оставаясь дома по болезни, я украдкой подбиралась к маминой косметичке, где хранились драгоценные флакончики-помады-тени, и в отсутствии взрослых щедро украшала свои зелено-простудные щеки.

Затем, вволю набрызгавшись духами, я шла потрошить мамин шкаф. Выпускала из темной коробки блестящие выходные туфли на каблуках, в которых тонули мои лапки. Падала через шаг, но каждый раз гордо вставала и шла вперед – в гардеробную.

Вытащив аккуратно сложенный шелковый бирюзовый шарфик, все еще отдающий французскими духами, я завязывала его на макушке, представляя, что отрастила густую косу, о которой мечтала все детство.

Чтобы получше рассмотреть свой новый образ я бежала к большому зеркалу в коридоре. Перевоплощение налицо! Бирюзовые локоны, угольно-черные ресницы советской туши, кирпичный румянец, красные пластмассовые клипсы, каблуки… Одним словом, звезда экрана, не меньше.

Ну а звезде, естественно, полагается выступать. Врубив на полную катушку «Аббу», я хватала микрофон (ну хорошо, не микрофон, а лак для волос, но честное слово, было очень похоже) и начинала открывать рот в такт песням.

“Ю кэн дэнс, ю кэн дэнс… Си зэт гёрл, вотч зэт син – зысыс зэ денсинг квин!”

Я никогда не забуду этих выступлений. Мне аплодировали игрушки, мебель, посуда… Это был грандиозный успех… в тех случаях когда я успевала переодеться к приходу родителей. Но поскольку успевала я редко, а тушь смывалась еще реже (советское качество фарева), то за минуты славы обычно приходилось расплачиваться…

Но не сильно. Все же концертная деятельность у нас в семье не возбранялась. Даже в десять лет.

… И вот теперь, наблюдая за моей Лялей, танцующей у зеркала и поющей в мою расческу, я понимаю, что наверняка… подарю ей помаду. Гигиеническую. С клубничным вкусом.

И пусть меня ругают все кому не лень. Звезде экрана простительно.

Advertisements
Categories: Семья, Чувства, дети, само-раскопки, юмор | 1 Comment

Post navigation

One thought on “Флакончик воспоминаний

  1. Yehudis Khanin

    Прошу прощения за безграмотность, а разве гигиеническая имеет цвет?
    Да, а порядке экономии времени я крашусь на красных светофорах, рекоменую)

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: