Мануэль


Manuel3Мануэлю не было и двух, когда родители погрузили нехитрое имущество на борт корабля в лондонском порту. Это было в 1912-м. Поэтому, став учителем английского для австралийских беженцев в семнадцать, он часто говорил, что тоже чувствовал себя немым по прибытии в страну.

Студенты смеялись и открывали блокноты… Те, у которых они были, а другие просто писали на обрывках бумаг и заучивали наизусть. Занятия проходили по вечерам, и уставшие от тревог и выматывающей работы беженцы, заполняли класс. Бежавшие от погромов эмигранты из России и Польши, молодые родители с грудничками на руках, засыпающие старики и дети…

Мануэль учил всех вместе, и каждый урок был непредсказуем. Никаких правил постепенного погружения в среду, нанизывания новых слов на грамматическую нить. Он хотел, чтобы эти люди почувствовали себя дома как можно скорее и учил их не стесняться акцента, пользоваться трамваем и устраиваться на работу…

Кстати, о трамвае. Уже в шесть лет, Мануэль сам садился в трамвай, держа под мышкой скрипку, и отправлялся в центр города в музыкальную школу. Музыка, как и педагогика, была его страстью, и до сих пор непонятно, что же он любил больше. Впрочем, он умел их совмещать, и поэтому преподавал не только английский, французский, немецкий, латынь, психологию преподавания, но и музыку – как отдельный язык. И все языки были для него живыми, особенно латынь… С богатым колоритом, культурой и историей, о которых Мануэль говорил на каждом занятии, “заражая” класс.

Он не мог сидеть на месте, и едва окончив университет, уехал во Францию продолжать занятия в Сорбонне. Вскоре началась война и ему пришлось вернуться в Мельбурн, где он возобновил занятия английского для эмигрантов. Но он не оставил мечту и защитил степень и не одну. Стал Кавалером Ордена Почетного Легиона Франции за многолетнюю общественную работу, Командором Ордена Академических Пальм за вклад в развитие образования и науки, главой кафедры лингвистики Мельбурнского Университета, Президентом Австралийской Федерации Преподавания Современных Языков, а также Президентом Еврейского Спортивного Общества. Но об этом отдельно.

Удивительно, но помимо лингвистики и музыки, Мануэль увлекался серфингом, теннисом и бегом. Он часто организовывал спортивные фестивали для молодежи благодаря которым появилась не одна семья! Свою жену, молодую гимнастку Сильвию, он тоже встретил на одном из фестивалей в 1947 году.

Вместе они объездили весь мир, но даже на отдыхе Мануэль не мог остановиться и спешил осмотреть как можно больше достопримечательностей, посетить все местные концерты, а порой забраться на сцену и сыграть что-нибудь свое, а затем добыть доску для серфинга и умчаться встречать рассвет на волнах… чтобы описать все это в своих статьях и очерках, регулярно печатавшихся в ведущих австралийских газетах.

… Все это мне рассказывает Сильвия, вдова Мануэля, в ее скромном домике у трамвайной остановки в Мельбурне. В ее руках большой пожелтевший альбом с газетными вырезками статей мужа, фотографиями, письмами, нескончаемыми планами…

Для нее он жив несмотря на двадцать один год разлуки. Да и есть ли эта разлука, когда глаза по-прежнему горят? Когда воспоминания свежи, а любовь дает силы встречать рассвет, пусть в одиночестве… или все-же, нет?..

 

Advertisements
Categories: Австралия, Иммиграция, Любовь и дружба, Ценности, Чувства, Education, рассказы | Tags: | Leave a comment

Post navigation

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s

Create a free website or blog at WordPress.com.

%d bloggers like this: